Наверх
9 Фев

Российские семьи возвращаются к теме фамильных коллекций

Беседа с журналистом издания KIDS AVENUE Евгенией Тереховой о создании фамильного наследия, в котором предметы роскоши  —  важная часть финансовой и эмоциональной истории семьи. Фамильная коллекция — «хранитель» традиций, благосостояния и памяти о семейных датах, воплотившихся в подаренном украшении в честь рождения ребенка или первых ценных часах сына. 

— Роман, Вы являетесь одним из немногих экспертов в России в области перспективной оценки товаров premium, luxury, deluxe и эффективности финансовых вложений в предметы роскоши. Как Вы пришли к такой необычной профессии?

— Долго и пешком (смеется Роман). Больше десяти лет занимаюсь этим делом. Создавал сервисные бутики, отправлял сотрудников в Лондон, Рим, Париж, обучал мастерству часового и ювелирного искусства и учился оценке сам. За плечами организация сервисных бутиков международных брендов в России. Потом стало интересно заниматься дилерством люксовых брендов. Затем захотелось творчества: открыл тюнинг-лабораторию. Знаете, такой авторский проект, в котором объединил лучших европейских дизайнеров, технологов. Идея оказалась интересной, и теперь я занимаюсь еще и созданием собственных ограниченных серий работ из карбона, кожи и драгоценных металлов. Получился вот такой эклектичный опыт.

А вообще моя профессия странная. Путешествия повсему миру в поисках уникальных образцов уже стали образом жизни: или сам езжу, или консультирую тех, кто в отпуске пытается выгодно потратить деньги. Я вроде старого друга, который знает все про то, куда тратить деньги так, чтобы потом не потерять. Знаете, звонят: «Рома, я в Ницце хочу часы купить… называют характеристики и марку… что скажешь, ты ж эксперт?». Советую быстро и четко, так как нужно поддерживать гордое звание. Бывает, могу отговорить от покупки, а бывает, наоборот. Есть и такие случаи, когда клиент забывает про день рождения кого-то из семьи и звонит мне на ходу, зная, что разбираюсь и быстро могу посоветовать, где и что купить. Когда подобных звонков стало совсем много, пришлось организовать собственную сервисную службу. Но сам стараюсь бизнесом не заниматься. Сложно быть одновременно и хорошим советчиком, и бизнесменом, поэтому пришлось выбрать первое, а второе отдать в грамотное управление. Теперь могу гордиться командой, которую удалось создать.

— Роман, скажите, а создание фамильных коллекций и понятие эффективных вложений в аксессуары и предметы роскоши — новое явление для России?

— Мода, как всегда, по кругу ходит. Сначала Императорский дом задал эту традицию. Драгоценности становились частью наследства семьи, как и дипломатические подарки. У многих семей того времени были персональные эксперты, которые занимались оценкой и поиском уникальных изделий по всему миру. Никогда не покупался тот предмет роскоши, который не рос в цене. Сейчас традиция возвращается вместе с необходимостью не просто тратить деньги в удовольствие, но и создавать для семьи понятный сектор вложения.

Понимаете, смешно сказать: сегодня многие семьи обладают состоянием, при котором они могут позволить себе любые вложения, но мало кто знает, во что именно вкладывать. На Западе данный тренд существует много веков, мы же только постигаем это искусство. Умный подход к вложению в сегмент роскоши — это, знаете, такое удовольствие: тратить деньги на себя и близких с умом.

— Интересен ли российский рынок для иностранных брендов?

— Еще как. Мы любим все красивое, стильное. Русские — большие ценители роскоши. Сегодня каждая четвертая покупка в мире совершается россиянином, но многие так и не научились покупать уникальное и по-настоящему выгодное. Вдумайтесь! Общий объем сегмента в России составляет около 10 млрд долларов, при этом более 60 % от этой цифры — потенциально невыгодные вложения, правда, видимо, очень приятные (смеется Роман).


С камнями как с людьми: чем больше у тебя жизненного опыта, тем ты многограннее, чище и ценнее.


— Какие люди интересуются экспертной оценкой Вашего уровня?

— Да вообще разные. И по возрасту, и по статусу. Это раньше среди клиентов были светские семьи и люди, которых можно увидеть в списке Forbes. А сейчас это и просто любители уникальных вещей, но и бизнесмены, для которых важен статус аксессуара. Многие обращаются именно для того, чтобы выгодно вложить, не потерять в цене или приобрести уникальную вещь. Меня радует, что грамотный подход к вложениям стал не просто нормой, а социальным маркером, определяющим по-настоящему делового человека, который думает о наследии своей семьи.

С такими людьми интересно работать и общаться. Иногда я получаю интересные запросы, при которых приходится разбираться в теме на ходу. Например, инкрустированное холодное японское оружие для меня стало открытием после того, как один из клиентов попросил. А умение разбираться в сертификатах к ювелирным изделиям в разных странах стало для меня любимым квестом.

— А как Вас находят клиенты? Мне кажется, это должна быть очень правильная и личная рекомендация.

— Да, это так. Раньше работал исключительно по рекомендациям. В какой-то момент понял, что знаю столько, что некоторые вещи — просто уникальные — начинают постепенно вытесняться новым материалом. А так хочется рассказать кому-то, сохранить, поделиться. Появился блог, который я сначала вел для удовольствия. Он просто висел пару месяцев, а уже на третий-четвертый месяц его стали цитировать в СМИ и интернете. Я понял, что тема актуальна, и даже завел социальные сети. Теперь люди приходят и оттуда.

— Раскройте нашим читателям секреты мастерства. Несколько примеров эффективных вложений в часовое искусство.

— Все не расскажу. Не потому что жадный, а потому что формат не позволяет уйти в тонкости. А их невероятное множество. Но есть несколько моментов, которые нужно обязательно знать. С часами — как с машинами: чем старше, чем больше теряют в цене. Но есть исключение — вложения в лимитированные серии. Они никогда не теряют в финансовом плане. Отличный пример — часы марки Audemars Piguet, модель «Шумахер», которые подорожали в одночасье на 20 тысяч евро.

Марка Rolex остается одним из выгодных объектов вложений. Но если на базе купленной модели практикуется инкрустация бриллиантами, то часы уже не будут иметь ожидаемой ценности. Нарушена идентичность бренда, и бриллианты — не в счет. Patek Philippe будут по-прежнему финансово актуальны от поколения к поколению. Часовые мануфактуры Audemars Piguet — всегда в цене. Изделиями этих марок можно пополнить свои фамильные коллекции без опасений.

Можно обойтись и более скромными вложениями. Существуют марки, которые прекрасно известны экспертам и гораздо более доступны по цене, но являются не менее выгодными вложениями. Своим клиентам я с удовольствием рассказываю о таких вариантах.

— Бытует мнение, что выгоднее покупать в других странах. Это правда?

— Это распространенный миф. Китайцы, например, не покупают у себя свой любимый бренд Omega, предпочитая покупки в России. Наши люди стараются купить в Европе. На самом деле, ценник для экспертов рынка, как для официальных дистрибьюторов, одинаков по всему миру. Все идет с одной фабрики, и качество остается неизменным. Я в России могу достать любую вещь и при этом по более низким ценам, чем, например, она будет продаваться в Европе. Просто привожу с фабрик. Бывает, новые серии еще не поступили в официальные бутики, а у меня они уже есть в наличии, и готовится рецензия на продукт.

— Насколько выгодно покупать не самые дорогие, но оригинальные бренды для семейных коллекций и создавать собственные лимитированные образцы?

— Когда мы говорим о семье, безусловно, эффективность вложения должна соотноситься с традициями. Это дает новую ценность предмету. Инвестировать можно не только в марки с историей, но и в уникальность идеи. Такие вещи передаются по наследству и являются памятью владельца, когда, например, отец передает часы сыну.

Расскажу историю, и вы поймете. В этом году на выставке BaselWorld2016, ради которой я каждый год посещаю Швейцарию, мне посчастливилось познакомиться с талантливейшим часовым мастером Оливье Савелли.

Знаете, такой фанат своего дела, который прошел путь от обычного ремесленника до виртуоза области. 25 лет в профессии, должность личного часового мастера президента Франции Жака Ширака, ну и ворох самых разных регалий, до которых ему, по-моему, нет дела.

В Базеле он мне показал уникальную коллекцию персонализированных хронометров, которые создаются в единственном экземпляре. В прозрачную капсулу из прочнейшего сапфирового стекла помещаются механизм и миниатюра, которая дорога сердцу клиента. Например, показал мне часы с лошадью — любимицей главы семейства, которая теперь вот так увековечена в часах.

Думаю, такие, как Савелли, представляют часовое дело в другом измерении. Для него это не просто механизм, показывающий время, а искусство воплощения эмоций и опыта. Этот продукт не для продажи, а для п

 

ередачи из поколения в поколение. И, конечно, такими изделиями нужно пополнять коллекцию. Каждая семья уникальна, и ее история коллекции тоже. А бренды — это все же фабрично-ручной товар.

 

— А если говорить о ювелирных изделиях? Как инвестировать в них?

— О, это отдельная тема. Сейчас меня понесет. Держитесь. С камнями как с людьми: чем больше у тебя жизненного опыта, тем ты многограннее, чище и ценнее. Алмаз, теряя в процессе огранки большую часть своей массы, на порядок вырастает в цене. Инвестировать нужно именно в камни. Вкладывать в ювелирные изделия всегда менее выгодно. В них ценен только центральный камень, а вся остальная россыпь бриллиантов, хоть во всю грудь, ценности имеет мало.

Например, прекрасным вложением в будущее семьи может стать покупка карата на каждый день рождения дочери. Так девочке прививаются стиль, вкус, и формируется прекрасный капитал к 18-летию.

— А какие камни больше ценятся? Только бриллианты?

— Нет, это тоже миф. Не одними бриллиантами жив ювелирный мир. В пятерку самых дорогих камней входят алмаз, жадеит, падпараджа, грандидьерит и красный алмаз — самый дорогой из представителей своего семейства и, по совместительству, самый дорогой драгоценный камень в мире. За всю историю человечества было найдено всего несколько экземпляров данного минерала, и большинство из них имеет совсем маленький вес — менее 0,5 карата.

Если подробнее говорить о камнях, то, например, цаворит — редкий камень и ценится часто дороже изумруда. Я бы не сказал, что сегодня в России камень хорошо известен или популярен: он пользуется спросом в США и некоторых странах Западной Европы, на что, определенно, повлияла масштабная рекламная кампании от Tiffany & Co, которая ведется еще с 70-х годов XX века.

Фактическая цена камня определяется его индивидуальными особенностями, массой, стоимостью огранки, а также меняющейся конъюнктурой рынка, которая зависит от моды, рекламы и ряда других факторов. Можно добавить, что в украшениях более выгодны инвестиции в центральные крупные камни от одного карата, с чистотой 3/3 или 4/4.

— А как понять, подлинный ли у тебя экземпляр, не подделка ли?

— Хороший вопрос. Всеми секретами о проверке оригинальности изделия в статье не поделиться. Если хорошая подделка, без эксперта трудно разобраться. Мне нравится пример, когда на аукционе Sothebys было продано колье, подлинность которого подтвердили 9 экспертов из 10, а один заметил подвох. Большой скандал быстро замяли, но осадок остался. И сейчас часто просят оценить даже купленное в бутике. Да, реплики стали отдельным сегментом рынка.

Бывает, обращаются с просьбой продать дорогую роскошную вещь, купленную за большие деньги, а выясняется, что это не оригинал. Всегда неприятно расстраивать владельца. Хотя в моей практике были и обратные ситуации. Делали такую программу — «Охота на часы»: хотел пополнить свою коллекцию редкостей. Так нам приносили экземпляры для оценки, которые стоят во много раз дороже, чем думал сам владелец. Просто понравилось часы, купил, а, оказалось, это уникальная вещь. Случается отговаривать от продажи таких экземпляров.

— Можете, хотя бы кратко, назвать основные признаки подлинности драгоценных камней? Эта информация также может помочь в формировании фамильной коллекции?

— Могу, отчего ж не могу, я в принципе могу долго рассказывать про тонкости дела, как радио. Главное — не перегрузить вас деталями (улыбается Роман). Оригинальное изделие всегда сопровождается сертификатом, где указаны все характеристики и параметры, от которых напрямую зависит цена. Качество драгоценных камней определяется совокупностью 4 критериев: весом в каратах, цветом, чистотой и огранкой. Цветовое качество бриллианта определяется степенью белизны. Наиболее ценными считаются камни с полной прозрачностью и бесцветностью.

Следует знать определенные особенности ювелирных брендов, например, каратность камней и степень свечения драгоценности. Вот мастера Tiffany & Co обращают внимание на фактор свечения: если бриллиант имеет «сильную» или «очень сильную» степень флюоресценции, драгоценность не используется в украшении. И это правильный подход, который позволяет марке всегда оставаться финансово актуальной.

— Что такое фамильная коллекция для Вас?

— Раньше меня эта тема мало интересовала. А вот когда появилась семья, все изменилось. У меня три женщины в семье, и все красавицы. Хочется их баловать и себе что-то покупать интересное. Но теперь думаешь не только о том, чтобы от подарка радость в глазах увидеть, но и том, чтобы предмет роскоши стал капиталом для моих близких. Думаю, что понятие «фамильная коллекция» — это другой уровень. Взросление рынка, российских клиентов — не просто многовековая мода и традиции, а реалии времени.

Понимаете, каждый стремится выразить свою индивидуальность в личных предметах роскоши. Но еще важнее создать наследие для семьи, где ценный предмет обретет свое место в общей финансовой истории. Для меня фамильная коллекция — это и традиции, и финансы, и память о важных семейных датах, которые воплотились в кольце, подаренном на рождение первой дочери, или в первых запонках. Это история определенной семьи, которая при этом обладает немалой финансовой ценностью.

Среди моих клиентов много людей семейных, которые с умом относятся к выбору предметов роскоши, и, конечно, работа с ними доставляет огромное удовольствие. Знаете, в России я порой нахожу настолько уникальные и редкие вещи, о подлинной ценности которых не знают даже сами владельцы. В моей странной профессии есть место традициям, дружбе, страсти, расчету и вдохновению. Главное — соблюдать баланс и всегда быть сначала экспертом с холодной головой, а уже потом ценителем эстетики.


 

Интервью опубликовано в журнале KIDS AVENUE.

Nikonov
Nikonov
Комментариев нет

Оставить ответ