Наверх
12 Июл

Вторичный рынок России и за её пределами: в чём разница

Вторичные часовые рынки в России и за ёё пределами принципиально разные. Отечественный — молодой и «практико ориентированный», с яркой менталитетной окраской, второй — аукционный и с давней историей. Зарубежье, где родились и здравствуют именитые часовые мануфактуры, — это рынок часовых фанатиков, коллекционеров, аукционов и частных закрытых мероприятий, где ценители обмениваются часами. Россия же только начинает идти по этому пути: робко участвует в иностранных аукционах,не имея своих аналогов.

На зарубежном рынке покупатель из России мгновенно ощутит разницу в отношении к документам и состоянию часов. Никто не отменял предпродажную подготовку, но за пределами нашей страны старые часы, в которых по максимуму сохранены оригинальные детали и подлинный внешний вид, ценятся больше.

Так, максимальное невмешательство в часы — особенность зарубежного рынка, проявляется, например, в понятии never polished, являющимся одним из способов подтверждения подлинности и увеличения цены. Часы never polished намеренно не полируют и не скрывают царапины, а продают со «следами истории» (что не отменяет, конечно, чистку и уход за механизмом). Покупая never polished, новый владелец может наглядно оценить состояние часов, степень изношенности, то, как их носили, и принять решение о покупке. Такие экземпляры быстрее найдут своего покупателя среди любителей определенного бренда. В России к понятию never polished относятся осторожнее, отдавая предпочтение часам с более «выгодным» внешним видом, но это, напомню, не касается к предпродажной подготовки.

Также в России некоторые покупатели все еще закрывают глаза на то, что часы не имеют документов. За рубежом даже у продавца с авторитетом и хорошими партнерскими отношениями сделка без документов в 80% не состоится — так строится заграничный бизнес, где бумага говорит за себя. Поэтому всем своим клиентам я неустанно напоминаю: вы можете что угодно потерять из фирменного комплекта, но документы храните в банковской ячейке как зеницу ока. Без них потеря в цене при перепродаже может достигать 30%: таким часам дадут меньше шансов на выгодную продажу: будут искать другие, даже в худшем состоянии, но с документами.

Однако, есть фактор, который объединяет часовые рынки в России и за её пределами, — принцип «стоимость часов определяет рынок» (от себя сразу добавлю: в нем нужно хорошо разбираться). Если мир аукционных домов живёт по своим эксклюзивным правилам, формируя стоимость на основе коллекционности, то рыночные цены на одни и те же модели в Азии, Европе, Америке формируются по предпочтениям своих локальных любителей бренда: где-то предпочитают биколорные модели, где-то — стальные, где-то — золотые. Именно «народная любовь» и влияет на стоимость популярных моделей (здесь мы не говорим о коллекционных часах). Из-за массы нюансов разница цен фирменного бутика и трейдера на вторичном рынке может достигать и 30, и 50%. Поэтому я и советую обращаться к эксперту, который хорошо ориентируется не только на своём национальном рынке, но и имеет представление о мировом.

 

Справедливо отмечу: ценные экземпляры, приобретенные на вторичном рынке, вы сможете там же и продать через год или пять, а в бутик вы модель обратно не вернёте. Хотя появляются исключения: Patek Philippe и Audemars Piguet предпринимают попытки управлять судьбой проданных часов. И если Patek Philippe пошел по схеме ограничения мировых поставок популярных моделей с целью усиления спроса, то Audemars Piguet радикально пересмотрел отношения с дистрибьюторами, сосредоточившись на продажах в монобрендовых бутиках. Далее к ним присоединились более молодые марки MB&F, H. Moser & Cie с той же задачей — контролировать проданные модели.

В июне 2018 года концерн Richemont обнародовал информацию, что выкупил британский онлайн-магазин Watchfinder & Co с 15-летней историей работы на вторичном рынке часов. Прямой выкуп мануфактурами уже бывших в употреблении или снятых с производства часов — это, с одной стороны, дальнейшее обслуживание, ремонт и перепродажа через официальный сайт, с другой — продажа клиентам коллекционных моделей с обновленной гарантией, сервисным обслуживанием и сертификатом подлинности.

Если мы не говорим об инвестиционно выгодных моделях по причине какой-либо исключительности (ограниченный тираж, коллекционность, винтажность, снятие с производства), в цене на вторичном рынке многие часы теряют, но и исключений не мало. Один из примеров — это Rolex Daytona Rainbow, за который готовы платить в два-три раза выше ритейл-прайса (цены бутика). В этом вопросе имеют вес серия, год выпуска, коллекция, кастомизация модели и даже оригинальный цвет циферблата. Поэтому вернёмся к моему традиционному совету: чтобы не прогадать, перед продажей или покупкой вторичных часов всегда консультируйтесь у эксперта, который держит руку на пульсе часового рынка. И помните о важном критерии репутации и профессионализма эксперта: он должен иметь опыт работы не только с российским, но и с зарубежным вторичным рынком.

Nikonov
Nikonov
Комментариев нет

Оставить ответ